Добро пожаловать на официальный сайт Россельхознадзора!
|
[Search] Поиск   [Recent Topics] Последние темы   [Hottest Topics] Горячие темы   [Members]  Список участников   [Groups] На главную страницу 
[Register] Регистрация / 
[Login] Вход 
РСХН и рыбные олигархи.  XML
Индекс форума » Государственный ветеринарный контроль на границе и транспорте
Автор Сообщение
trusha

[Avatar]

Зарегистрирован: 18/06/2014 12:30:01
Сообщений: 1033
Оффлайн

В редакции "Российской газеты" 3 октября пройдет "Деловой завтрак" с руководителем Федерального агентства по рыболовству Ильей Шестаковым. Свои вопросы вы можете задать по телефону 8-800-200-09-09 (бесплатно из всех регионов) во вторник, 3 октября, с 10:00 до 12:00 по московскому времени или прямо сейчас по факсу (499) 257-58-92 и по электронной почте: zavtrak@rg.ru


Те, у кого есть вопросы, могут их задать.
Роман Николаев

[Avatar]

Зарегистрирован: 26/08/2016 13:52:25
Сообщений: 118
Оффлайн

Рыбак рыбака видит из далека?
"Наздратенко, руководивший Приморьем в 1993 – 2001 годах, сразу после отставки возглавил Государственный комитет РФ по рыболовству. Андрей Тарасенко в свою очередь был директором федерального предприятия «Нацрыбресурсы» в составе этого Госкомитета.
«Могу сказать, что он не лишён хозяйской жилки, и при этом бизнесмен неплохой. На мой взгляд, это было удачное назначение – он всё время приходил с какой-нибудь инициативой, так что даже иногда приходилось останавливать. Он всё время бурлил каким-то созидательным моментом, - вспоминает Евгений Наздратенко. – В то же время мне непонятно, почему в его биографии не сказано, что он работал в «Нацрыбресурсе» и что он – командир подводной лодки, хотя из этого не надо делать тайну. Тарасенко – капитан первого ранга, у него высокое воинское звание, и ведь он так и остался государственником»."
https://vostokmedia.com/news/politics/05-10-2017/nazdratenko-skazal-chto-dumaet-o-naznachenii-tarasenko-v-primorie



advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Ученик просто похвалил наставника.
advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Директор Приморского океанариума взял на себя ответственность за очередную гибель самки дельфина, скончавшуюся накануне, и заявил, что подал рапорт об отставке.
https://news.mail.ru/society/31285240/?frommail=1
Роман Николаев

[Avatar]

Зарегистрирован: 26/08/2016 13:52:25
Сообщений: 118
Оффлайн

Видный ученый морской живности "налип" еще на одну статью:
Директору ТИНРО-Центра во Владивостоке добавили новую статью
Льву Бочарову предъявлено обвинение в хищении вверенного имущества.
https://news.mail.ru/society/31287782/?frommail=1
trusha

[Avatar]

Зарегистрирован: 18/06/2014 12:30:01
Сообщений: 1033
Оффлайн

Не соскочит!
advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Морепродукты из КНДР продолжают контрабандно поступать в Китай
Несмотря на официальный запрет ввоза морепродуктов из КНДР в КНР, поступающие из Северной Кореи моллюски и крабы по-прежнему продаются на китайских рынках, а центром торговли стал приграничный город Даньдун провинции Ляонин, куда ежедневно через реку Ялу контрабандно ввозятся тонны северокорейских морепродуктов. Часть из них поступает также через Дунган, расположенный в 40 километрах от Даньдуна по течению Ялу.
По информации издания South China Morning Post, после введения властями КНР запрета на ввоз морепродуктов из КНДР бизнес китайских торговцев, перепродающих эту продукцию, замедлился, но не прекратился. Некоторые торговцы по-прежнему ввозят северокорейские морепродукты в Даньдун, пересекая приграничную реку Ялу ночью во время прилива. Как отмечается в подготовленном Дальневосточным центром региональных исследований материале «Помогут ли санкции против КНДР борьбе с ННН-промыслом краба и развитию рыбопереработки в России?», раньше через Даньдун проходило около 70 процентов торговли между Китаем и Северной Кореей, а в пиковый сезон перед Праздником середины осени (в этом году он приходится на 4 октября) из КНР в КНДР и обратно ежедневно отправлялись от 80 до 100 судов.
После того, как власти КНР с 15 августа ввели запрет на поставки морепродуктов из Северной Кореи, патрулирование китайскими пограничниками реки Ялу, через которую проходит четырехчасовой маршрут небольших грузовых судов КНР в северо-корейскую торговую зону, привело к сокращению местного импорта северокорейских морепродуктов на 90 процентов. Однако патрулирование осуществляется только в дневное время, вечером проверки прекращаются, давая возможность десятку судов местных контрабандистов отправиться в КНДР, чтобы загрузиться морепродуктами и успеть до утра вернуться в Даньдун.
Разумеется, объемы контрабанды не могут компенсировать потери от запрета на официальный ввоз морепродуктов из КНДР, и китайские торговцы несут серьезные потери, тем более, что они уже потратились на обеспечение поставок. Так, по информации South China Morning Post, расходы одной китайской компании на взятки северокорейской полиции за каждое судно составляют 100 000 юаней, годовая зарплата капитану судна - 70 000 юаней, каждому члену экипажа – 50 000 юаней в год (среднее число членов экипажа – 5 человек). Кроме того, некоторые китайские фирмы также оплачивали покупку рыболовных судов для своих северокорейских партнеров, которые потом рассчитываются поставками морепродуктов.
По мнению экспертов Дальневосточного центра региональных исследований, справиться с этим потоком контрабандных поставок морепродуктов из КНДР китайские власти могут очень легко, достаточно просто ввести круглосуточное патрулирование реки Ялу. Вопрос в том, захотят ли они идти на такие меры? Дело не в том, что Китай таким образом «поддерживает простых северокорейских рыбаков», давая им возможность заработать на жизнь. Оставляя на закрытой границе «маленькую открытую форточку», китайские власти тем самым решают и свои проблемы, обеспечивая рабочие места в торговле и рыбопереработке, а также обеспечивая поступление рыбного сырья.
Запасы водных биоресурсов в прибрежных водах КНР очень истощены в результате масштабных переловов и сильного загрязнения воды, что в этом году привело к увеличению срока моратория на прибрежный промысел, продлившегося с мая по сентябрь. В этих условиях поставки из КНДР, где в северокорейской части Желтого моря сохранились хорошие условия для добычи рыбы, моллюсков и крабов, позволяют обеспечивать морепродуктами местное китайское население, поддерживать торговлю и загружать перерабатывающие мощности. Поэтому, как полагают специалисты ДВЦРИ, ожидать абсолютного прекращения поставок в Китай морепродуктов из Северной Кореи вряд ли стоит, но их масштабы будут крайне ограничены, тем более, что после публикаций в СМИ китайские пограничники уже усилили проверки, хотя и не перешли к тотальному контролю.
АНО «Дальневосточный центр региональных исследований»
www.fecrs.ru

Это сообщение было редактировано 1 раз. Последнее обновление произошло в 13/10/2017 09:54:24

advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

В Приморье пьяные рыбаки протаранили лодку с полицейскими, которые запретили им ловить рыбу. Об этом сообщает управление на транспорте МВД по Дальневосточному федеральному округу.
Всего на берегу реки Нарва в Хасанском районе рыбачили 15 человек. Полицейские разъяснили им, что здесь вылов запрещен. Однако в ответ рыбаки стали угрожать и попытались забрать у правоохранителей табельное оружие.
Сотрудники полиции два раза выстрелили в воздух. Когда они вернулись к резиновой лодке и отошли от берега, к ним на большой скорости подплыл катер с двумя пьяными мужчинами. "Угрожая стражам правопорядка физической расправой, подозреваемые протаранили навесной мотор лодки", — говорится в сообщении.
https://ria.ru/incidents/20171011/1506589586.html
advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Запрет на импорт морепродуктов из КНДР в КНР поможет борьбе с ННН-промыслом краба в России
Во исполнение резолюции Совета безопасности ООН, Китай с 15 августа этого года ввел запрет на импорт из Северной Кореи железной ряда товаров, включая морепродукты. Запрет касается всех видов морепродуктов, проходящих по коду ТНВД 03 (рыба, ракообразные, моллюски и т.п.), а также консервированных и упакованных морепродуктов, которые идут по кодам 1603, 1604 и 1605. Введенные меры могут оказать (и уже оказывают) значительное влияние как на ситуацию в КНДР, так и на развитие рыбоперерабатывающей отрасли в приграничной с РФ китайской провинции Цзилинь. По мнению специалистов Дальневосточного центра региональных исследований, это также может внести немалый вклад в борьбу с незаконным промыслом водных биоресурсов в российских водах и их контрабандным вывозом из РФ.
Сразу после введения запрета на импорт морепродуктов из КНДР в КНР стали поступать сообщения о резком падении цен на них в Северной Корее и одновременном росте цен в приграничных китайских районах, где местные перерабатывающие предприятия столкнулись с нехваткой сырья.
По словам китайских бизнесменов, в последние дни перед введением запрета торговцы из КНР пытались ввезти в страну максимальное количество сырья, прежде всего, кальмаров и крабов. Однако удалось это не всем, и большая часть продукции так и осталась в КНДР, причем морепродукты уже были загружены в машины, но не успели пересечь границу и попросту испортились. Как отмечается в подготовленном Дальневосточным центром региональных исследований материале «Помогут ли санкции против КНДР борьбе с ННН-промыслом краба и развитию рыбопереработки в России?», в Северной Корее за последние годы было создано множество совместных предприятий в сфере рыбопереработки и торговли морепродуктами. Многие из них базируются в порту Раджин, куда регулярно поступает рыбная продукция, ввозимая как северокорейскими и китайскими рыбаками, так и небольшими судами под флагом «третьих стран». Последние зачастую доставляют в Северную Корею продукцию, легальность происхождения которой ничем не подтверждена. По сути, порты КНДР стали базой для приемки продукции ННН-промысла, незаконно добытой в водах других стран и международных водах.
Наибольший ущерб от этого несла Россия, поскольку северокорейский порт Раджин стал ключевым пунктом в цепочке поставок нелегально добытых в водах РФ биоресурсов и особенно краба. После вступления в силу соглашений о противодействии ННН-промыслу, заключенных Россией с Южной Кореей, Японией, Китаем и США, эти страны ужесточили подход к проверке импортируемой из РФ крабовой продукции, в связи с чем одним из каналов поставок нелегально добытого российского краба стала Северная Корея.
Об этом, в частности, неоднократно говорил руководитель Ассоциации добытчиков краба Александр Дупляков, который отмечал, что один из каналов поставок нелегальной крабовой продукции в Китай работает через Северную Корею: «По озвученной информации, только за период с 1 января по 20 мая 2015 года таким образом в Китай было завезено не менее 400 тонн различного нелегального краба (камчатский, синий, стригун, волосатый). Как правило, браконьерское судно заходит в порт Раджин (КНДР), выгружает морепродукт, далее машинами ресурс вывозится в Китай. Часть краба может оставаться какое-то время на передержке в бассейнах в Северной Корее. Весь краб вывозится в город Хунчунь (Китай), далее реализуется по всей КНР. Китайцы, занимающиеся этим бизнесом в КНДР, также иногда стали использовать свой перегрузчик, чтобы браконьерское судно не заходило в порт. Перегруз осуществляется в водах Северной Кореи. Далее по той же схеме: выгрузка, отправка в Китай».
Таким образом, часть поступающей в Китай нелегально добытой в России крабовой продукции завозится или непосредственно через Северную Корею, или имеет северокорейские документы, хотя у России и КНДР есть двустороннее соглашение о борьбе с ННН-промыслом, подписанное 30.01.2012. По данным китайских таможенных органов, в 2015 году Северная Корея экспортировала в КНР немногим более 1 900 тонн немороженой крабовой продукции (в основном живые крабы) на сумму порядка 25,84 млн долларов. Поставки мороженой крабовой продукции из КНДР в Китай в 2015 году составили 303 тонны на сумму 1,345 млн долларов.
В 2016 году Северная Корея отправила в Китай 5 415 тонн мороженой крабовой продукции на сумму 23.170 млн долларов, став четвертым по значимости поставщиком на китайский рынок и опередив по объему поставок Россию. Таким образом, в прошлом году в КНДР резко выросли объемы переработки краба, при том, что все прекрасно понимают, что такого количества крабов Северная Корея не добывает и даже официально не импортирует. Отсюда следует вполне логичное и естественное предположение, что такие объемы экспорта могут быть обеспечены только за счет поставок нелегально добытого краба.
Как отмечают эксперты ДВЦРИ, эти данные резко контрастируют с показателями китайского импорта мороженой крабовой продукции из КНДР по коду 030614 за период с 2012 по 2015 годы: в 2012 году было поставлено 503 тонны на сумму 1.712 млн долларов, в 2013 году – 170 тонн на сумму 664 тысячи долларов, в 2014 – 580 тонн на сумму 1.861 млн долларов, а в 2015 году – 303 тонны на сумму 1.345 млн долларов. То есть, поставки мороженой крабовой продукции из КНДР в КНР в 2016 году более чем в 9 раз превысили максимальный годовой объем поставок за предыдущие 4 года, достигнутый в 2014 году. За первые семь месяцев 2017 года китайский импорт мороженого краба из Северной Кореи уже превысил показатель всего 2016 года и составил 6 100 тонн. При этом российские поставки мороженой крабовой продукции в КНР ограничились всего 650 тоннами, сохранив более чем 9-кратное отставание от КНДР.
Таким образом, можно говорить о том, что поступающий в КНДР нелегально добытый российский краб (в основном, живой) активно используется для переработки и последующего экспорта замороженной крабовой продукции в КНР. Следует отметить, что во многих случаях получателями краба в КНДР являются китайские компании, работающие в специальной экономической зоне Расон, которые либо переправляют его в КНР, либо сначала перерабатывают и отправляют в КНР уже замороженную переработанную продукцию. Учитывая, что ряд китайских компаний, работающих в КНДР, является представительствами или отделениями компаний, зарегистрированных в Китае (в основном в Хуньчуне), выпущенная ими в КНДР продукция вполне может маркироваться как произведенная китайской компанией, зарегистрированной в КНР. Это позволяет легализовать продукцию, произведенную из нелегально добытого краба, и отправлять ее на экспорт как продукцию китайских переработчиков.
Теперь, после введения Китаем с 15 августа 2017 года запрета на импорт морепродуктов из Северной Кореи, этот канал поставок нелегально добытой крабовой продукции должен прекратить свое существование. По крайней мере, объемы поставок резко упадут, хотя вполне вероятно, что какая-то их часть все же будет поступать в КНР контрабандно.
Полный текст материала «Помогут ли санкции против КНДР борьбе с ННН-промыслом краба и развитию рыбопереработки в России?» будет опубликован в приложении к «Международному рыбному обозрению» в октябре.
АНО «Дальневосточный центр региональных исследований»
www.fecrs.ru

Миша Покатушко


Зарегистрирован: 26/01/2017 07:57:36
Сообщений: 176
Оффлайн

Продукты с кишечной палочкой и бактериальной обсемененностью выявили в Приморье, сообщает РИА VladNews со ссылкой на пресс-службу Россельхознадзора края. Зараженными оказались партии креветки, морского гребешка, мяса краба, рыбного фарша, а также сушеных щупальцев кальмара. Вся забракованная лабораторией продукция — отечественного производства.
https://news.mail.ru/incident/31374198/?frommail=1


trusha

[Avatar]

Зарегистрирован: 18/06/2014 12:30:01
Сообщений: 1033
Оффлайн

Денежный "рыбак" Кожемяко
http://glavk.info/articles/15320-denehnyj_rybak_kohemjako


advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Помогут ли санкции против КНДР борьбе с ННН-промыслом краба и развитию рыбопереработки в России?
Во исполнение резолюции Совета безопасности ООН, Китай с 15 августа этого года ввел запрет на импорт из Северной Кореи железной ряда товаров, включая морепродукты. Запрет касается всех видов морепродуктов, проходящих по коду ТНВД 03 (рыба, ракообразные, моллюски и т.п.), а также консервированных и упакованных морепродуктов, которые идут по кодам 1603, 1604 и 1605. Введенные меры могут оказать (и уже оказывают) значительное влияние как на ситуацию в КНДР, так и на развитие рыбоперерабатывающей отрасли в приграничной с РФ китайской провинции Цзилинь. Более того, это также может довольно позитивно сказаться на ситуации в российской перерабатывающей сфере и внести немалый вклад в борьбу с незаконным промыслом водных биоресурсов в российских водах и их контрабандным вывозом из РФ.
Китайско-северокорейская граница на замке
Сразу после введения запрета на импорт морепродуктов из КНДР в КНР стали поступать сообщения о резком падении цен на них в Северной Корее и одновременном росте цен в приграничных китайских районах, где местные перерабатывающие предприятия столкнулись с нехваткой сырья.
По словам китайских бизнесменов, в последние дни перед введением запрета торговцы из КНР пытались ввезти в страну максимальное количество сырья, прежде всего, кальмаров и крабов. Однако удалось это не всем, и большая часть продукции так и осталась в КНДР, причем морепродукты уже были загружены в машины, но не успели пересечь границу и попросту испортились.
В Северной Корее за последние годы было создано множество совместных предприятий в сфере рыбопереработки и торговли морепродуктами. Многие из них базируются в порту Раджин, куда регулярно поступает рыбная продукция, ввозимая как северокорейскими и китайскими рыбаками, так и небольшими судами под флагом «третьих стран». Последние зачастую доставляют в Северную Корею продукцию, легальность происхождения которой ничем не подтверждена. По сути, порты КНДР стали базой для приемки продукции ННН-промысла, незаконно добытой в водах других стран и международных водах.
Наибольший ущерб от этого несла Россия, поскольку северокорейский порт Раджин стал ключевым пунктом в цепочке поставок нелегально добытых в водах РФ биоресурсов и особенно краба. После вступления в силу соглашений о противодействии ННН-промыслу, заключенных Россией с Южной Кореей, Японией, Китаем и США, эти страны ужесточили подход к проверке импортируемой из РФ крабовой продукции, в связи с чем одним из каналов поставок нелегально добытого российского краба стала Северная Корея.
Об этом, в частности, неоднократно говорил руководитель Ассоциации добытчиков краба Александр Дупляков, который отмечал, что один из каналов поставок нелегальной крабовой продукции в Китай работает через Северную Корею: «По озвученной информации, только за период с 1 января по 20 мая 2015 года таким образом в Китай было завезено не менее 400 тонн различного нелегального краба (камчатский, синий, стригун, волосатый). Как правило, браконьерское судно заходит в порт Раджин (КНДР), выгружает морепродукт, далее машинами ресурс вывозится в Китай. Часть краба может оставаться какое-то время на передержке в бассейнах в Северной Корее. Весь краб вывозится в город Хунчунь (Китай), далее реализуется по всей КНР. Китайцы, занимающиеся этим бизнесом в КНДР, также иногда стали использовать свой перегрузчик, чтобы браконьерское судно не заходило в порт. Перегруз осуществляется в водах Северной Кореи. Далее по той же схеме: выгрузка, отправка в Китай».
Таким образом, часть поступающей в Китай нелегально добытой в России крабовой продукции завозится или непосредственно через Северную Корею, или имеет северокорейские документы, хотя у России и КНДР есть двустороннее соглашение о борьбе с ННН-промыслом, подписанное 30.01.2012.
По данным китайских таможенных органов, в 2015 году Северная Корея экспортировала в КНР немногим более 1 900 тонн немороженой крабовой продукции (в основном живые крабы) на сумму порядка 25,84 млн долларов. Поставки мороженой крабовой продукции из КНДР в Китай в 2015 году составили 303 тонны на сумму 1,345 млн долларов.
В 2016 году Северная Корея отправила в Китай 5 415 тонн мороженой крабовой продукции на сумму 23.170 млн долларов, став четвертым по значимости поставщиком на китайский рынок и опередив по объему поставок Россию. Таким образом, в прошлом году в КНДР резко выросли объемы переработки краба, при том, что все прекрасно понимают, что такого количества крабов Северная Корея не добывает и даже официально не импортирует. Отсюда следует вполне логичное и естественное предположение, что такие объемы экспорта могут быть обеспечены только за счет поставок нелегально добытого краба.
Эти данные резко контрастируют с показателями китайского импорта мороженой крабовой продукции из КНДР по коду 030614 за период с 2012 по 2015 годы: в 2012 году было поставлено 503 тонны на сумму 1.712 млн долларов, в 2013 году – 170 тонн на сумму 664 тысячи долларов, в 2014 – 580 тонн на сумму 1.861 млн долларов, а в 2015 году – 303 тонны на сумму 1.345 млн долларов. То есть, поставки мороженой крабовой продукции из КНДР в КНР в 2016 году более чем в 9 раз превысили максимальный годовой объем поставок за предыдущие 4 года, достигнутый в 2014 году.
За первые семь месяцев 2017 года китайский импорт мороженого краба из Северной Кореи уже превысил показатель всего 2016 года и составил 6 100 тонн. При этом российские поставки мороженой крабовой продукции в КНР ограничились всего 650 тоннами, сохранив более чем 9-кратное отставание от КНДР.
Таким образом, можно говорить о том, что поступающий в КНДР нелегально добытый российский краб (в основном, живой) активно используется для переработки и последующего экспорта замороженной крабовой продукции в КНР. Следует отметить, что во многих случаях получателями краба в КНДР являются китайские компании, работающие в специальной экономической зоне Расон, которые либо переправляют его в КНР, либо сначала перерабатывают и отправляют в КНР уже замороженную переработанную продукцию. Учитывая, что ряд китайских компаний, работающих в КНДР, является представительствами или отделениями компаний, зарегистрированных в Китае (в основном в Хуньчуне), выпущенная ими в КНДР продукция вполне может маркироваться как произведенная китайской компанией, зарегистрированной в КНР. Это позволяет легализовать продукцию, произведенную из нелегально добытого краба, и отправлять ее на экспорт как продукцию китайских переработчиков.
Теперь, после введения Китаем с 15 августа 2017 года запрета на импорт морепродуктов из Северной Кореи, этот канал поставок нелегально добытой крабовой продукции должен прекратить свое существование. По крайней мере, объемы поставок резко упадут, хотя вполне вероятно, что какая-то их часть все же будет поступать в КНР контрабандно.
Санкции – удар по рыбопереработке в Хуньчуне и шанс для ее развития в России
Прекращение поставок морепродуктов из КНДР в Китай, несомненно, повлияет на работу созданного в приграничном с Россией китайском Хуньчуне рыбоперерабатывающего кластера. В созданной в Хуньчуне приграничной зоне экономического сотрудничества в последние годы довольно успешно развивается переработка рыбной продукции и производство морепродуктов, предназначенных для поставок за рубеж, а также на внутренний рынок. Этому способствует удобное расположение зоны, находящейся вблизи границы с РФ и российского порта Зарубино, что позволяет сократить маршрут поставки сырья, поскольку хуньчуньская зона ориентирована именно на переработку российских водных биоресурсов. По данным китайских СМИ, в 2016 году в Хуньчуне действовало 54 рыбоперерабатывающих предприятия, 94 рыботорговые компании и более 200 индивидуальных хозяйств, работающих в этой сфере. Ежегодный объем импорта водных продуктов в Хуньчуньскую зону составлял 320 000 тонн, а объем рыбопереработки достигал 170 000 тонн.
В первые три месяца 2017 года экспорт морепродуктов из Хуньчуня вырос на 89% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 22,2 млн долларов США. Компании-производители морепродуктов из Хуньчуня экспортируют морепродукты в США, Японию, Германию, Южную Корею, Малайзию, Испанию и Нидерланды. Согласно реестру ЕС, пять фирм по производству морепродуктов, базирующихся в Хуньчуне, имеют разрешение на поставку морепродуктов на рынок Европейского союза.
Планировалось, что по итогам 2018 года выпуск продукции рыбопереработки здесь должен будет достичь 12 млрд юаней, что должно сделать Хуньчунь одной из важнейших баз рыбопереработки в Северо-Восточной Азии. Теперь, однако, эти планы оказались под угрозой срыва.
Как отмечают эксперты Дальневосточного центра региональных исследований, помимо близости к источникам российского сырья, расположение завода в Хуньчуне в близи границы с КНДР обеспечивает также доступ к дешевым трудовым ресурсам. Правительство Китая имеет соглашение с Северной Кореей, по которому северокорейские граждане могут пересекать границу и въезжать в КНР для трудоустройства. Использование северокорейской рабочей силы позволяет значительно снизить расходы, поскольку уровень их зарплаты составляет около половины уровня зарплат китайских рабочих на аналогичных перерабатывающих заводах в Циндао, Даляне и Яньтае.
Сейчас, с ужесточением санкций против КНДР, это преимущество может быть сведено к минимуму. Хотя в заявлении китайских властей о запрете импорта морепродуктов и другой продукции из Северной Кореи не упоминалось о других санкциях, следует отметить, что резолюция Совета безопасности ООН запрещает странам также увеличивать нынешнее число работающих на их территории северокорейских рабочих. Под запрет попадают также создание новых совместных предприятий с КНДР и любые новые инвестиции в действующие совместные предприятия. Китай, скорее всего, будет вынужден соблюдать эти требования, учитывая и без того напряженные отношения с США, которые обвиняют Пекин в невыполнении резолюций СБ ООН в отношении КНДР.
То есть, ожидать масштабного развития рыбоперерабатывающего кластера в Хуньчуне в этих условиях вряд ли стоит, поскольку привлечение вместо северокорейцев китайской рабочей силы будет сопряжено с увеличением расходов и снижением рентабельности производства. Наглядным подтверждением этому стало принятое крупным китайским производителем морепродуктов Dalian Yingjie Foods отложить свои планы по строительству завода по переработке рыбной продукции в Хуньчуне.
Компания Dalian Yingjie Foods, являющаяся одним из крупнейших производителей минтаевой продукции в КНР, планировала построить в Хуньчуне, в 10 километрах от границы с КНДР, большой завод, ориентированный на переработку российского минтая и трески для последующего экспорта готовой продукции по всему миру. Предполагалось, что производимая здесь продукция будет отличаться высокой конкурентоспособностью не только благодаря близости к российским источникам сырья, но и за счет использования дешевой северокорейской силы (затраты на одного рабочего из КНДР составляют в среднем 60 долларов в месяц). Однако, прислушавшись к рекомендациям властей Даляня, компания решила свернуть эти планы даже несмотря на то, что власти Хуньчуня готовы были компенсировать значительную часть расходов на строительство. При этом представители Dalian Yingjie Foods отметили, что, по их мнению, в современных условиях другие китайские компании по производству морепродуктов также будут избегать работы в этом регионе, невзирая на предлагаемые преференции.
«Масла в огонь» подлило и проведенное недавно журналистами Associated Press исследование, которое показало, что морепродукты, произведенные в КНР использующими северокорейскую рабочую силу предприятиями, поступают в США и продаются в крупнейших сетевых супермаркетах, таких как Walmart и ALDI. По оценке американских журналистов, работающие за рубежом граждане КНДР ежегодно приносят Пхеньяну порядка 500 млн долларов, которые могут задействоваться для осуществления ядерной программы. Таким образом, делают вывод репортеры АР, покупающие произведенную северокорейцами в Китае продукцию американцы тем самым финансируют военные программы Северной Кореи.
На самом деле введенные Соединенными Штатами санкции против КНДР запрещают американским компаниям импортировать продукцию, произведенную северокорейскими рабочими в любой точке мира. Но на практике, как выяснили журналисты Associated Press, никто не задается вопросом, были ли ввозимые в США из Китая морепродукты произведены северокорейцами. Между тем, репортеры АР видели северокорейских рабочих, трудящихся на нескольких рыбоперерабатывающих предприятиях в китайском Хуньчуне, среди которых совместное предприятие Hunchun Dongyang Seafood Industry & Trade Co. Ltd. & Hunchun Pagoda Industry Co. Ltd., один из глобальных поставщиком морепродуктов по всему миру компания Ocean One Enterprise, а также Yantai Dachen Hunchun Seafood Products и Yanbian Shenghai Industry & Trade Co. Ltd.
Примечательно, что менеджер Hunchun Dongyang Seafood Industry & Trade Co. Ltd категорически отрицал использование на предприятии северокорейцев, даже несмотря на то, что журналисты Associated Press видели их здесь своими глазами и в его присутствии. Другие китайские компании попросту отказались от комментариев. Как отмечается в публикации AP, отчеты о поставках показывают, что в этом году китайские предприятия, использующие северокорейскую рабочую силу, отправили в США и Канаду более 100 грузовых контейнеров с морепродуктами, включая упаковки снежного краба, филе лосося и кольца кальмаров.
На самом деле определить, была ли продукция произведена северокорейцами, довольно сложно. Некоторые партии приходят в США уже в упаковке Walmart или Sea Queen, которая продается исключительно в супермаркетах ALDI. Впрочем, представители Walmart уже заявили, что компания еще год назад запретила своим поставщикам принимать морепродукты, переработанные на использовавшем северокорейскую рабочую силу заводе в Хуньчуне, после того, как аудит выявил потенциальные проблемы с трудящимися-мигрантами. Представители ALDI, однако, от каких-либо комментариев отказались.
Публикация Associated Press вызвала весьма широкий резонанс и может иметь довольно серьезные последствия. Американские компании, импортирующие морепродукты, произведенные в Китае северокорейскими рабочими, могут столкнуться с уголовными обвинениями или, как минимум, быть оштрафованы и понести ощутимый репутационный ущерб. Разумеется, американские импортеры теперь будут перестраховываться и воздерживаться от заключения контрактов с компаниями, которые используют или использовали ранее северокорейских рабочих. В свою очередь, китайские перерабатывающие предприятия, ориентированные на экспорт своей продукции, будут вынуждены отказываться от дешевой северокорейской рабочей силы, чтобы не потерять рынки сбыта. Однако производственные расходы при использовании китайских рабочих будут несоизмеримо выше.
Таким образом, следует ожидать снижения рентабельности рыбопереработки в хуньчуньской зоне, развитие которой, по сути, было вызовом планам руководства России по развитию рыбоперерабатывающей отрасли на Дальнем Востоке РФ. Закономерным результатом этого вполне может стать повышение заинтересованности китайского бизнеса в инвестировании средств в рыбопереработку на российской территории, поскольку это позволит значительно снизить расходы на доставку сырья, тогда как расходы на рабочую силу в Китае и России сейчас вполне сопоставимы. Однако стоит заметить, что далеко не все, что кажется логичным, в конечном счете претворяется в жизнь. Не стоит забывать, что для того же Хуньчуня развитие рыбопереработки является еще и важным фактором обеспечения социально-экономического развития, позволяя создавать рабочие места и обеспечивать занятость населения. И все же, ряд китайских компаний, скорее всего, начнет работать в России, потому что это просто выгодно.
Вместо послесловия. Граница на замке, но «форточка» открыта
Впрочем, несмотря на официальный запрет ввоза морепродуктов из КНДР в КНР, поступающие из Северной Кореи моллюски и крабы по-прежнему продаются на китайских рынках, а центром торговли стал приграничный город Даньдун провинции Ляонин, куда ежедневно через реку Ялу контрабандно ввозятся тонны северокорейских морепродуктов. Часть из них поступает также через Дунган, расположенный в 40 километрах от Даньдуна по течению Ялу.
Как сообщило недавно издание South China Morning Post, после введения властями КНР запрета на ввоз морепродуктов из КНДР бизнес китайских торговцев, перепродающих эту продукцию, замедлился, но не прекратился. Некоторые торговцы по-прежнему ввозят северокорейские морепродукты в Даньдун, пересекая приграничную реку Ялу ночью во время прилива.
Раньше через Даньдун проходило около 70 процентов торговли между Китаем и Северной Кореей, а в пиковый сезон перед Праздником середины осени (в этом году он приходится на 4 октября) из КНР в КНДР и обратно ежедневно отправлялись от 80 до 100 судов. Сейчас же патрулирование китайскими пограничниками реки Ялу, через которую проходит четырехчасовой маршрут небольших грузовых судов КНР в северо-корейскую торговую зону, привело к сокращению местного импорта северокорейских морепродуктов на 90 процентов. Однако патрулирование осуществляется только в дневное время, вечером проверки прекращаются, давая возможность десятку судов местных контрабандистов отправиться в КНДР, чтобы загрузиться морепродуктами и успеть до утра вернуться в Даньдун.
Разумеется, объемы контрабанды не могут компенсировать потери от запрета на официальный ввоз морепродуктов из КНДР, и китайские торговцы несут серьезные потери, тем более, что они уже потратились на обеспечение поставок. Так, по информации South China Morning Post, расходы одной китайской компании на взятки северокорейской полиции за каждое судно составляют 100 000 юаней, годовая зарплата капитану судна - 70 000 юаней, каждому члену экипажа – 50 000 юаней в год (среднее число членов экипажа – 5 человек). Кроме того, некоторые китайские фирмы также оплачивали покупку рыболовных судов для своих северокорейских партнеров, которые потом рассчитываются поставками морепродуктов.
Очевидно, что справиться с этим потоком контрабандных поставок морепродуктов из КНДР китайские власти могут очень легко, достаточно просто ввести круглосуточное патрулирование реки Ялу. Вопрос в том, захотят ли они идти на такие меры? Дело не в том, что Китай таким образом «поддерживает простых северокорейских рыбаков», давая им возможность заработать на жизнь. Оставляя на закрытой границе маленькую «открытую форточку» китайские власти тем самым решают и свои проблемы, обеспечивая рабочие места в торговле и рыбопереработке, а также обеспечивая поступление рыбного сырья. Запасы водных биоресурсов в прибрежных водах КНР очень истощены в результате масштабных переловов и сильного загрязнения воды, что в этом году привело к увеличению срока моратория на прибрежный промысел, продлившегося с мая по сентябрь. В этих условиях поставки из КНДР, где в северокорейской части Желтого моря сохранились хорошие условия для добычи рыбы, моллюсков и крабов, позволяют обеспечивать морепродуктами местное китайское население, поддерживать торговлю и загружать перерабатывающие мощности. Поэтому ожидать абсолютного прекращения поставок в Китай морепродуктов из Северной Кореи вряд ли стоит, но их масштабы будут крайне ограничены, тем более, что после публикаций в СМИ китайские пограничники уже усилили проверки, хотя и не перешли к тотальному контролю.
Есть, однако, и еще один нюанс. Традиционно из КНДР в китайский Даньдун ввозились морепродукты, выращиваемые или добываемые северокорейцами в прибрежных районах Желтого моря. В основном, это пользующиеся большим спросом на китайском рынке моллюски и краб-плавунец. Однако сейчас, когда китайские перерабатывающие компании потеряли возможность ввозить из КНДР поступавших туда, в том числе нелегально добытых, российских крабов, есть вероятность, что ассортимент контрабандистов расширится за счет перенаправления крабового потока с легального торгового маршрута Раджин-Хуньчунь на контрабандный канал через реку Ялу. Впрочем, масштабы таких поставок будут явно несопоставимы с теми объемами, которые Китай официально импортировал из Северной Кореи до закрытия границы.
Дальневосточный центр региональных исследований




advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Боюсь показаться пессимистичной, но совокупность моих знаний и опыта говорит о том, что любителям рыбы в самое ближайшее время нужно сделать запасы или финскую визу, потому что с 01.09.2017 на территории ЕАЭС вступил в силу Технический регламент "О безопасности рыбы и рыбной продукции" № ТР 040/2016, и, судя по всему, безопасной рыбы к нам ввозится немного...
http://www.tks.ru/columns/chursina/2017/09/08/0001
advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Россия покупает за границей собственную рыбу
Вылов биоресурсов в России растет, а потребление рыбы падает. Годовой вылов - 4,5 млн. тонн. Вычтем 30% костей и потрохов, разделим на численность граждан и получим 22,5 кг на душу населения. На уровне рекомендуемого Минздравом 22 кило и даже выше среднемирового в 20 кг. Однако, по данным руководителя Информагентства по рыболовству Александра Савельева, реальное потребление даже с учетом импортной рыбы за последние три года упало с 24 до 12 кг. Выяснять, почему из магазинов исчезла рыба, я отправился во Владивосток. Ведь именно через порты Приморья в страну попадает до 70% биоресурсов…
https://www.dv.kp.ru/daily/26752/3782124/
advokat-maksim


Зарегистрирован: 16/06/2014 08:03:05
Сообщений: 1106
Оффлайн

Рыбная ассоциация выступила за упрощение оформления грузов
http://www.tks.ru/reviews/2017/11/07/04

 
Индекс форума » Государственный ветеринарный контроль на границе и транспорте
Перейти:   

Powered by JForum 2.1.8 © JForum Team