Официальный сайт
Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору
(http://www.fsvps.ru)

*

Россельхознадзор / Новости

14 февраля 2013 г.

О позиции Россельхознадзора в отношении использования ГМО в корм животным и в пищу людям

Вниманию СМИ и граждан,

интересующихся проблемой использование ГМО


Уважаемые дамы и господа,

Введение (о чем и почему это написано)

В связи с достаточно вольными, а в некоторых случаях и дезинформирующим, подачами в СМИ позиции Рссельхознадзора в отношении использования ГМО в корм животным и в пищу людям считаю необходимым донести до вас позицию Россельхознадзора (как ведомства), так сказать, из первых рук.

В связи с чем?

В связи с тем, что сейчас в ряде СМИ идет перекрестное цитирование и истолкования высказывания одного из сотрудников одного из подведомственных Россельхознадзору учреждений.

Как это часто бывает, истолкование у некоторых СМИ весьма вольное, а у части из них такое, что то, что подается как позиция Россельхознадзора, но с этой позицией ни чего общего не имеет.

Вот примеры из этого спектра.

Почти правильно, только не совсем полно (легкое искажение смысла):

«Россельхознадзор предложил смягчить порядок регистрации продуктов с ГМО» (http://www.km.ru/economics/2013/02/08/rosselkhoznadzor/703534-rosselkhoznadzor-predlozhil-smyagchit-poryadok-registra). Все так, только не сказано, что под термином «продукты» подразумевалось готовые продукты питания, содержащие мясо животных, получавших с кормом ГМО, а не, например, чипсы из ГМО-кукурузы или печенье из ГМО пшеницы или корма с ГМО, а ведь все это тоже «продукты».

Тут пожестче сформулировано и уже не похоже на истину:

«Россельхознадзор предлагает не регистрировать продукты с ГМО» (http://izvestia.ru/news/544565, http://news.rambler.ru/17537970/).

А тут уже совсем ни чего общего с позицией Россельхознадзора: «ГМО будут выпущены в окружающую среду без регистрации» «Эксперты Россельхознадзора считают процедуру регистрации излишней,» (http://agrosib-news.ru/index.php/news/russian-news/item/1176-gmo-budut-vyputsheny-v-okrujayutshuyu-sredu-bez-registracii.html)

А вот, к примеру, заголовок одной из наших публикаций по этой теме: «Осторожно ГМО!» (http://www.fsvps.ru/fsvps/structure/terorgs/lipeck/newsDetails.html?id=53883).

Позиция Россельхознадзора

Россельхознадзор считает, что:

— с ГМО растениями связан специфический риск, а, соответственно, имеется ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ опасность их использования в пищу людям или в корм животным;

— действующая сейчас система обеспечения безопасности при обороте как продуктов питания, так и кормов, обеспечивает защиту от этой ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ опасности;

— при обороте ГМО растений и продукции из них, предназначенной в пищу людям, в корм животным, для фармацевтических целей, необходим государственный контроль при ввозе на территорию страны и государственный надзор при производстве и обороте на территории страны;

— с ГМО растениями связан специфический риск, а, соответственно, имеется потенциальная опасность их использования для культивирования и, особенно для выпуска во внешнюю среду;

— с получением, культивированием и использованием ГМО-растений в корм и в пищу связан специфический риск психологического плана, а, соответственно, имеется необходимость информировать потребителя о наличии генной модификации семян, рассад, саженцев (и всего, что может быть использовано для культивирования, хотя и не предназначено производителем для этой цели), и,конечно, о наличии ГМО-продуктов в продуктах питания и кормах.

— с продукцией животного происхождения (кроме перги, меда и некоторых иных видов продукции пчеловодства, молока и некоторых иных редко используемых и, в основном экзотических для России продуктов) специфического риска, связанного с ГМО растениями в настоящее время нет, однако имеется риск психологического плана.

Исходя из этого, мы считаем, что:

— ГМО растения подлежат государственной регистрации, маркированию при ввозе, обороте и использовании семенного и посадочного материала и должны являться объектом государственных надзора и контроля внутри страны и пограничного государственного контроля,

— пищевая продукция и сырье для ее изготовления, корма, в состав которых входят ГМО растения (и материалы из них), не зарегистрированные в России не могут ввозиться в Россию и находиться в обороте на территории России,

— пищевая продукция и сырье для ее изготовления, корма, в состав которых входят ГМО растения (и материалы из них), зарегистрированные в России могут ввозиться в Россию и находиться в обороте на территории России, но должны быть промаркированы и должны являться объектом государственного надзора и пограничного государственного контроля,

— перга, мед, другие продукты пчеловодства, предназначенные в пищу людям, в состав которых входят ГМО растения (и материалы из них), не зарегистрированные в России не могут ввозиться в Россию и находиться в обороте на территории России,

— перга, мед, другие продукты пчеловодства, предназначенные в пищу людям, в состав которых входят ГМО растения (и материалы из них), зарегистрированные в России могут ввозиться в Россию и находиться в обороте на территории России, но должны быть промаркированы и должны являться объектом государственного надзора и пограничного государственного контроля,

— молоко и продукты из него, полученные при использовании в корм животным ГМО растений (зарегистрированных и не зарегистрированных в России), могут ввозиться в Россию и находиться в обороте на территории России, но должны быть промаркированы и должны являться объектом государственного надзора и пограничного государственного контроля.

Россельхознадзор не имеет ни какой определенной позиции относительно того нужно ли маркировать продукцию животного происхождения (кроме перги, меда и некоторых иных видов продукции пчеловодства, молока и некоторых иных редко используемых и, в основном экзотических для России продуктов), полученную от животных, получавших в корм ГМО растения, и должна ли такая продукция быть объектом государственного контроля и/или надзора.

Отсутствие какой либо позиции по этому поводу связано с тем, что мы не усматриваем ни каких биологических рисков, связанных с такой продукцией, но, во-первых, не исключаем, что в будущем такие риски могут появиться.

Во-вторых, мы считаем, что такие вопросы должны решаться исключительно потребителем (обществом), а не законодателем (он должен лишь фиксировать решение потребителя (общества)) и, тем более, не нами — надзорщиками, которые должны лишь обеспечивать исполнение решения потребителя (общества), воплощенные законодателем в виде норм права.

А определенные результаты изучения общественного мнения по этому поводу, полученные в России, нам не известны.

Некоторые пояснения

В том, что сказано выше есть вещи очевидные и по ним пояснения давать не буду, а есть те, что для неспециалистов могут быть не очевидными. По ним следующие пояснения.

Что такое «психологический риск»?

В социальном поведении и предпочтениях людей есть много вещей, которые по своей природе иррациональны, есть те, что когда-то были рациональными, сейчас стали иррациональными, но в сознании остались вполне реальными.

Например, как будет чувствовать себя мусульманин (я имею в виду не этническую, а именно религиозную принадлежность), которому, не информируя его, кто-то начнет скармливать продукт, содержащий свинину, а он об этом через некоторое время узнает?

Вопрос риторический и ответа не требует. Понятно, что так делать нельзя. Хотя со свининой в наше время не связано никаких рисков, препятствующих ее употреблению в пищу.

Что будет чувствовать русский, которого, не спрашивая его согласия и не информируя его об этом, накормили продукцией, приготовленной из тараканов?

Тоже риторический вопрос. И тоже понятно, что так делать нельзя. Хотя с употреблением тараканов в пищу также не связано никаких угроз, и большое количество людей в Юго-Восточной Азии их регулярно в пищу употребляет, причем с удовольствием.

Что будет с американцем, которому предложат очередную газировку, цвет которой придается совершенно не вредным экстрактом жуков? Он будет с этим не согласен, что собственно и было не так давно продемонстрировано, причем не только американцами.

Иными словами, в отношении той продукции (и процессов ее изготовления), которая предназначена в пищу людям нужно считаться с их психологическими (религиозными, социальными, национальными) убеждениями, предубеждениями, предпочтениями.

Нельзя за людей (за потребителя) решать (ни кому нельзя: ни производителю, ни контролеру, ни законодателю) что им есть, а чего не есть.

Тем более нельзя их обманывать как словом, так и недоговоренностью.

У человека должен быть выбор.

Для того, чтобы он был, нужна его достаточная и адекватная информированность о составе продукта, который он ест, о том как этот продукт получен.

Нарушение этих простых и с нашей точки зрения очевидных правил и порождает психологический риск.

А реализоваться этот риск может самыми разными путями — от погрома до потери доверия к производителю (в широком смысле) и/или эффективности государственного контроля, а, следовательно, и самого государства.

Почему мы делим продукцию животного происхождения на две группы: первая — перга, мед и некоторые иные виды продукции пчеловодства, молоко и некоторые иные редко используемые и, в основном, экзотических для России продукты и вторая — все остальные продукты животного происхождения?

Потому, что такова природа этих продуктов.

Например, перга традиционно считается продуктом животного происхождения. А это ведь пыльца растений (ГМО или не ГМО растений), т.е. типичная продукция растительного происхождения, только изготовленная не нами — людьми, а пчелами. Соответственно, все риски, связанные с ГМО растениями в той же мере связаны и с ней.

Молоко — продукт животного происхождения, но переваривание-всасывание у, например, КРС, функционируют так, что целый ряд биополимеров не расщепляются сначала до простых молекул при переваривании, из которых затем синтезируются компоненты молока, а поступают прямо из кишечника в кровь, затем в молочную железу и в неизменном виде поступают в молоко. Например, если корову обильно кормить кормовыми добавками с пальмовым маслом, то в молоке будет не молочный (коровий) жир, а в основном — пальмовый, т.е. жир растительного происхождения.

Что мы имеем в виду АКЦЕНТИРОВАНО используя термин «потенциальная»?

Геномодификация — это изменение генома растения (сейчас растения, завтра — животных и человека) путем внедрения в него (чаще специалисты говорят не внедрения в него, а клонирования в него) генов, полученных от живых организмов иных биологических видов, либо других сортов (или линий) того же вида.

Причем доноры этих генов могут быть очень близки данному виду (например донор гена — дикая засухоустойчивая, на малоурожайная пшеница, а акцептор — ГМО растение — определенный сорт культурной пшеницы, высокоурожайный, но не устойчивый к засухе). А могут быть и очень далеки — это могут быть гены животных, микроорганизмов, в перспективе — синтетические гены, не имеющие природных аналогов.

Внедренный ген сообщает ГМО растению новые свойства (качества, способности). Сейчас наиболее часто это новое качество — устойчивость к пестицидам (может также быть устойчивость к вредителям, к засухе и т.п.), а доноры этих геномов наиболее часто — микроорганизмы. Продукты генов — ферменты, которые разрушают действующее начало пестицида (т.е. яд, яд для растений). В результате ГМО растение прекрасно растет на полях залитых пестицидами, а остальные растения умирают. Плюс к тому этот фермент «чистит» ГМО растение (его ткани) от «яда» (пестицида). Ферментов в по массе синтезируется очень и очень мало, а активность их, напротив, очень высока. Плюс к тому, фермент может быть еще и белком, который живет недолго, затем сам по себе инактивируется, становясь пассивным белком, да еще и переваривается, как и другие белки, в желудочно-кишечном тракте животных и человека.

Потенциальность угрозы связана с тем, что сейчас подавляющее большинство усилий разработчиков направлено на придание растениям устойчивости к чему-то (пестицидам и т.п.). Но завтра она может быть направлена на что угодно, например, на клонирование в геном растения какого-нибудь токсина. Причем я имею в виду не антигуманные (военные, террористические), а совершенно гуманные цели, например производство анатоксина с целью изготовления вакцины. Или производство вирусного антигена для того же. Или любого другого биологически активного вещества. И это тоже будет ГМО-растение. И оно может (даже без ведома авторов) «убежать» из под контроля и начать где-то на поле произрастать. И попасть в корма или в пищу. Со всеми вытекающими.

Иными словами, с ГМО растениями, как и с любыми химерными (несущими генетический материал более, чем одного биологического вида) организмами (вирусы, бактерии, животные, люди) МОЖЕТ БЫТЬ связана угроза. Причем серьезная.

При этом, сейчас система производства ГМО-линий растений, система апробации их безопасности таковы, что РЕАЛЬНОГО риска мы не видим. Но не видим ТОЛЬКО ПРИ ОДНОМ УСЛОВИИ: за оборотом ГМО растений и продукции из них должен быть налажен эффективный контроль.

Вот поэтому мы и акцентируем внимание читающего на потенциальности угрозы.

С наилучшими пожеланиями

Н. Власов



Россельхознадзор / Новости / http://www.fsvps.ru/fsvps/news/6060.html