Добро пожаловать на официальный сайт Россельхознадзора!
|
Новости

Версия для печати

Еще раз об электронной сертификации готовой молочной продукции

26 февраля 2019 г.

© Центральный аппарат

В преддверии выпуска приказа Минсельхоза России, который возвращает «в лоно» электронной ветеринарной сертификации (далее – ЭВС) готовую молочную продукцию (она была выведена из списка сертифицируемых подконтрольных товаров в июле прошлого, 2018 года), снова поднимается волна, призванная по задумке авторов напугать потребителей и власти, Минэкономразвития и Минсельхоз.  

Напугать настолько, чтобы они опять отменили решение о том, что готовая молочная продукция должна сертифицироваться.

Чем пугают?

Перебоями в поставках готовой молочной продукции в торговую сеть и повышением цен.

В мрачности прогнозов, если судить по материалам прессы, всех переплюнули Минэкономразвития и PepsiCo.

По данным Ъ  Минэкономразвития считает, что повышение цены может достичь 4 р. 40 коп. на кг продукции. 

PepsiCo говорит по информации того же Ъ о своих затратах на интеграцию с Меркурием и сопутствующие расходы в 2,3 млрд. рублей в год (обратите внимание: на интеграцию столько-то В ГОД! Вернемся еще к этому.)

У компании Данон случилась какая-то странная аберрация, либо с ней случилось то, что случается со всеми: ее (компанию) корреспонденты не так поняли. 

Эта компания была последовательным противником электронной сертификации готовой молочной продукции ряд лет. 

И вдруг я читаю в МилкНьюс со ссылкой на Марину Балабанову:  

«Компания Danone выступает не против электронной ветсертификации готовой молочной продукции». Ну, думаю, или я с ума сошел, или МилкНьюс или… 

Дальше читаю, что Данон, оказывается, не против ветсертификации и не против маркировки, а против, всего лишь, ОДНОВРЕМЕННОГО использования для молочной продукции маркировки и ветсертификации. 

Т.е. против того, что никто и никогда не собирался делать – ни Минсельхоз, ни Минпромторг, ни, тем более, мы.

Отметим, что речь о маркировке готовой молочной продукции вообще пошла именно с подачи компании Данон (я был на этом совещании и своими ушами это слышал где-то 8-10 месяцев назад), причем не просто Данон, а той самой Марины Балабановой, которая лично и сделала от лица Данон предложение о маркировке готовой молочной продукции. 

И теперь, значит, опасается, что ее желание сбудется. 

Воистину: «Бойся своих желаний, ибо они имеют обыкновение сбываться», как сказал толи Конфуций, толи нет, но давно и правильно. 

АККОРТ, если верить материалу Известий,  опасается перебоев с поставками и, при этом, поддерживает проект Минпромторга по маркировке готовой молочной продукции КИЗами.

И все хором опасаются, что Меркурий не выдержит бурного потока электронных сертификатов на готовую молочную продукцию и зависнет – перестанет работать, не сможет справиться и т.д. 

Словом, повторяется истерия весны прошлого года: тогда тоже говорили, что Меркурий не выдержит, что цены возрастут, что будут перебои и т.д.

В основном все эти страшилки не имеют никакого обоснования. По крайней мере, в прессе они не отображаются. 

Но эти прогнозы пугают, двигают публику и самих предпринимателей к панике.

Давайте попробуем разобрать: насколько все эти жути обоснованы.

О ценах и затратах.

Берем прогноз Минэкономразвития (или прогноз ПРИПИСАННЫЙ Коммерсантом Минэкономразвитию (я знаю, что склонять не надо – просто для понятности …)).

Итак, расходы компаний возрастут на 4,40 или цена возрастет на 4,40? 

Это большая разница: если возрастет цена, то это ударит по карману потребителя (нашего, небогатого в массе своей), а если расходы, то уменьшится прибыль молокоперерабатывающих компаний и компаний торговой сети.

Оценим: что значит 4,40 на килограмм. Каким расходам отрасли это соответствует? Реализуется за год примерно 21 млн. тонн = 21 млрд. килограмм, т.е. расходы, если верить Минэкономразвития и Ъ, составят не менее 92,4 млрд. руб.

Берем данные по самооценке расходов на внедрение электронной сертификации самой PepsiCo: они равны 2,3 млрд. руб. в год.

Думаю, если и ошибусь, то не сильно, оценив долю PepsiCo на молочном рынке России в 8,4%. 

Тогда 100*2,3/8,4=27 млрд. руб. Уже разлет великоват: 92 и 27, не так ли?

И это PepsiCo, которая традиционно боролась против электронной сертификации, а не готовилась к ней: вряд ли у кого расходы могут быть больше (я имею в виду и размеры компании и степень ее неготовности).

Откуда же берется 92 млрд? 

Понятно, что с потолка они берутся. 

Что такое 27 млрд. и как такие деньги могут быть нужны?

На интеграцию информационных систем? Это невероятно много. 

Реальные расходы на интеграцию будут исчисляться максимум десятками миллионов (и то учитывая, что PepsiCo столько купило молзаводов у разных российских компаний, что оказалась в ситуации, когда имеет беспорядок в информационных системах предприятий – на каждом – своя). Если же PepsiCo воспользуется услугами EDI-провайдеров, сотрудничающих с нами, то – единицы миллионов.

Куда могут пойти большие деньги?

Есть объективный момент в расходах всякого, кто приходит к электронной сертификации из архаичной системы ведения складского учета. 

При электронной сертификации нужно вести учет попартионно, а большинство производителей молочной продукции ведут его поартикульно. 

Поартикульно, да еще без полноценной оцифровки работы, при современной торговле может кому-то и удобно, но, скорее, просто привычно: Марь Иванна знает, где у нее что на складе лежит, и никто не напрягается: отгружают, что под руку попадет – лишь бы название совпадало, догружают чем попало и т.д.

На ведение попартионного учета расходы, по крайней мере, для больших складов, нужны. 

Только это не расходы в полном смысле слова, а инвестиции, причем слабо связанные с электронной сертификацией.

По оценкам специалистов введение на складах современной WMS-системы (Warehouse Management System = Система управления складом) приводит к тому, что: 

• точность данных о количестве и расположении товаров возрастает до 99,5%, 

• потребность в технике и персонале снижается на четверть, 

• производительность труда на складе растет на треть, 

• эффективность использование хранилищ растет на треть, 

• стоимость инвентаризации падает в 4 раза, 

• скорость принятия решений растет втрое.

Сколько стоит WMS-система? По-разному: если брать только хорошие, то от 250 тысяч рублей (например, от 1С) до 3,5 миллионов (импортные). Наверное, если постараться, можно найти и подороже, но я не старался.

WMS-систем на нашем рынке – десятки, лицензий продается десятки тысяч. 

Причем, большинство – тем, кто хранит и производит товары, не имеющие отношения к ветеринарной сертификации. И ведь покупают … стало быть эффективны они, эти системы. Тогда и деньги, которые идут на них – это не расходы в обыденном понимании этого слова, а инвестиции – то, что позволяет получить доход и повышение качества.

Может на это специалисты PepsiCo планируют свои 2,3 млрд. тратить? 

Может, конечно, но что-то больно много … 

Скорее эта цифра, как и цифра Минэкономразвития (или Коммерсанта – не знаю кто ее назвал и не перепутал ли тот, кто слушал), тоже из того же места взята – с потолка – просто чтоб страшнее было: все равно же никто проверять не будет … 

Именно к этому подвигает меня фраза (цитирую, выделение мое): «По оценке АО «Вимм-Билль-Данн» (входит в PepsiCo) … общие затраты компании на интеграцию с «Меркурием» и сопутствующие расходы превысят 2,3 млрд руб. в год.». 

Интересно звучит: на интеграцию будем расходовать столько-то в ГОД. 

На интеграцию идут разовые расходы в значимых размерах (процесс создания интеграции и отработка взаимодействия внешней системы и Меркурия – это от 3 до 9 месяцев) и очень маленькие потом – в последующие годы. 

Если человек говорит: в первый год нам потребуется столько-то миллионов, а в последующие годы на поддержание системы потребуется столько-то тысяч в год, то верю, что человек понимает, о чем говорит. А если так, как в цитате … – точно - потолочная оценка …

Если серьезно, то Меркурий действительно пододвигает предпринимателей к инвестициям – не к расходам (выброшенные деньги), а именно к инвестициям (вложениям в свое же будущее). 

К таким, которые некоторые из них, может, уже десять лет собирались сделать, а, может быть, еще бы двадцать прособирались и не сделали бы. А тут ЭВС! Прозрачность. Они требуют порядка и четкости. Приходится, не откладывая, делать эти инвестиции. При этом, не так уж те инвестиции велики и нет среди них таких, которые массой компаний по всему свету уже бы не внедрялись по другим причинам.

В целом, наше исследование этого вопроса показывает следующие уровни расходов на ЭВС готовой молочной продукции.

Микропредприятия, малые предприятия – расходы исчезающе малы, используется web-интерфейс и мобильные решения максимум разово 15-20 тысяч рублей и далее – около 1000 руб. в месяц (включая лицензию и доступ к интернету для пользователей мобильных решений).

Средние предприятия, используя web-интерфейс, будут вынуждены  или нанять людей, или платить за дополнительную работу имеющемуся персоналу, или интенсифицировать его работу без доплаты. 

Самый дорогой вариант – нанять людей. 

Расчет расходов такой: средний оператор за смену (это наблюдаемые данные – не гипотеза) делает 4-8 тысяч эВСД, мастера – до 20-40 тысяч. 

Таким образом, если предприятие пойдет по самому дорогому варианту – найм персонала, а поддержка ему требуется в режиме 24х7, то ему на зарплату дополнительному персоналу потребуется (исходя из средней зарплаты) около 1,5 млн. руб. за год при условии, что объем отгрузок предполагает оформление нескольких тысяч эВСД за каждую смену. Если их потребуется десятки тысяч за смену, то расходы на оплату труда специалистов будут расти кратно. Поэтому мы и рекомендуем на средних и крупных предприятиях не использовать web-интерфейс, а пользоваться интеграционными решениями.

Если вы пользуетесь современными версиями учетных систем от 1С, то это для вас будет бесплатное приобретение.

В других случаях обойдется (в зависимости от размеров предприятия) от нескольких сотен тысяч рублей до 1,5-3,0 млн. рублей, причем большая часть этих средств будет вами уплачена не собственно за интеграционное решение, а за научение ваших специалистов современной логистике. В этой сфере говорят: на реинжиниринг складской и учетной деятельности.

Для крупного предприятия категорически рекомендован API-интерфейс, web-интерфейс рекомендуем использовать только как дополнительный. 

Расходы на приобретение собственно интеграционного решения составят по нижней планке от нуля рублей (решения от 1С), а по верхней сказать трудно: очень от многих факторов зависит. 

Есть информационные системы, которые не возможно допрограммировать для работы с Меркурием без вендора данной программы. Не технически невозможно, а запрещено политикой вендора.

Есть и такие, с которыми у нас практически никто работать не может, есть и «самописные» системы, авторы которых уже не со своими клиентами, а где-то далече.

В таких случаях может оказаться дешевле перейти на стандартную учетную систему и интегрировать с Меркурием ее, чем наладить взаимодействие имеющейся с Меркурием.

В любом случае на одну площадку крупной компании, не имеющей интегрированной в масштабах компании системы, потребуется от 1,5 до 2,5 млн. рублей и от 3 до 9 месяцев отладки и обучения. Если интегрированное в масштабах компании решение имеется, то расходы будут многократно меньше.

Следует помнить о том, что без существенных затрат можно получить интеграцию с Меркурием и автоматизацию оформления эВСД если пользоваться услугами EDI-операторов – наших партнеров. Их и наша информационные системы сделают все по оформлению эВСД за вас.

Так что реально дорого обойдется переход к ЭВС готовой молочной продукции лишь тем компаниям, которые производят контрафакт и фальсификат: для них ЭВС – «хуже карасину».


Теперь о ценах. 

Если кто-то и прогнозирует, что внедрение ЭВС на готовую молочную продукцию может отразиться на ценах на конкретные молочные продукты, то он совершенно не понимает процесса ценообразования в наше время.

Цена товара в рознице отражает баланс спроса (платежеспособного, разумеется) и предложения, и качество борьбы государства с картельными сговорами. Она всегда заметно выше затрат. 

Справедливости ради надо отметить один момент. Выше я сказал: «на ценах на конкретные молочные продукты». Теперь объясню почему «на конкретные». У нас на рынке сильно неблагополучно с контрафактом и фальсификатом.  

У нас возможно, и это наша каждодневная реальность, наличие на полках «сливочного» масла, которое стоит заметно дешевле стоимости натурального (непреработанного) молока, из которого такое количество сливочного (т.е. коровьего) масла можно было бы сделать. 

Понятно, что это никакое не сливочное масло, а в лучшем случае безвредный маргарин (в худшем – даже говорить не буду что). Но называется-то это маслом! И участвует в мониторинге стоимости товаров. 

Меркурий контрафакт убьёт сразу (одномоментно): технически невозможно оформить эВСД на производственную партию продукции, произведенной несуществующим предприятием, или произведенную под чужим брендом (маркой, названием).

Фальсификат он удушит не сразу, а постепенно, но заметно это станет уже через 3-5 месяцев.

Тут та же история, как и с контрафактом: название – масло, а на деле спред в лучшем случае. Название – сыр, а на деле сырный продукт. И вот этого всего станет меньше в процентах от общего содержимого полки магазина. А это все – самые дешевые «товары». В кавычках потому, что большой вопрос можно ли тут говорить о принадлежности той бяки, которую продают к тому товару, к которому она якобы относится.


Теперь о перебоях.

Возможны ли перебои в поставках продуктов? Теоретически возможны, причем по разным причинам, но крайне маловероятны. Причем они равновозможны для мяса, рыбы, яиц, птицы и молока. 


Причина первая – сбой Меркурия.

Если система Меркурий даст сбой, то он коснется всех товарных групп. 

Напомним, что Меркурий работает уже 9 лет, а серьезных сбоев нет. Не случилось серьезного сбоя и в июне прошлого года, когда в Меркурии  начали работать сотни тысяч новых компаний (тысячи из них через API-интерфейс).

Напомню: в начале лета 2018-го большинство компаний было уверено, что в июле Меркурий «рухнет». Именно уверены: не делали вид, что так думают, а реально были уверены. И что? Рухнул? 

Не случится такого и сейчас.


Причина вторая – перегрузка Меркурия.

Возможна ли перегрузка Меркурия множеством запросов и сколько запросов прогнозируется в связи с началом сертификации готовой молочной продукции? Перегрузкой будем считать либо зависание системы в связи с поступлением слишком большого количества запросов, или такое уменьшение средней скорости реакции системы на запрос, которые создаст «пробки» в логистических цепочках.

Ответ на первый вопрос положительный – любую систему можно перегрузить. Но мы следим за тем, чтобы у Меркурия было достаточно мощностей на обрабатываемый объем данных, причем с запасом.

В этом году у нас уже проходят две закупки дополнительного оборудования. Вычислительные мощности Меркурия в результате возрастут примерно в 2 раза. 

Сейчас мы оформляем примерно по 5,7 млн эВСД за сутки с пиковыми значениями до 470 тысяч эВСД за час.

Наиболее вероятная загрузка системы после полного внедрения электронной ветеринарной сертификации готовой молочной продукции составит за счет этой продукции: 1,5 млрд. за год, или 126 млн. за месяц, или 4,15 млн. за день, или 172 тыс. за час. А пиковая нагрузка может оставить 518 тыс. за час.

Суммарная ожидаемая загрузка системы составит 3,7 млрд. эВСД за год, или 308 млн. за месяц, или 10,1 млн. за день, или 422 тыс. за час в среднем с пиковой нагрузкой 1,27 млн. за час.

Надо будет – сделаем еще одну закупку компьютерного оборудования.


Причина третья – глобальные проблемы с цифровой связью. На них мы влиять не можем, и они теоретически возможны, но крайне маловероятны.

Все эти три первые причины нами учтены в проектах нормативных актов в той части, где речь про аварийный режим работы системы.


Причина четвертая – хакерские атаки на ядро ВетИС, в том числе на Меркурий.

Опять-таки, теоретически сбои по этой причине возможны («ложатся» по причине хакерских атак банки, PayPal, Western Union, авиационные хабы, минобороны США и NASA), но маловероятны. 

Сами хакерские атаки на Меркурий происходят каждый день. Их количество, в основном исчисляется в десятках тысяч штук в месяц. Иногда за месяц их количество достигает 300 тысяч.

Серьезные случаются иногда. В феврале, например, таких было три. Серьезные атаки стоят дорого, а для развлечения их никто не организует.

Так что отражали, и будем отражать, причем, в этом мы не одни. 


Причина пятая – неготовность большинства операторов рынка к ЭВС.

Кто у нас готов к сертификации готовой молочной продукции, а кто не готов? Говорим о технической готовности, а не о моральной, поскольку тот, например, кто выпускает контрафакт, никогда не будет морально готов и физически сертифицировать ее не станет и не сможет.

Производители сырого молока готовы – оно и сейчас подлежит ЭВС.

Производители сырья (сухое молоко, сыворотки и т.п.) тоже готовы. Поскольку это все и сейчас подлежит ЭВС.

Вся товаропроводящая сеть технически готова, поскольку практически все торгуют продуктами многих разных групп, а не только готовой молочной продукцией. 

С чем столкнутся, какие проблемы будут испытывать компании товаропроводящей сети? Они столкнутся с неготовностью некоторых молокопереработчиков, которые будут оформлять эВСД с ошибками, с задержками, которые не успеют договорится с компаниями товаропроводящей сети о соответствии и соотношении артикулов и названий продукции. Опыт показывает, что для преодоления такой фазы подготовки молокоперерабатывающей компании, только начинающей процесс оформления эВСД, потребуется в среднем около 3 месяцев.

Кто не готов? Не готовы часть молокопереработчиков – те, кто не готовился, поскольку не хотел готовиться. Какая часть молокопереработчиков готова? Точно сказать не могу, поскольку ни я и никто другой не знает, сколько у нас в стране молокопереработчиков. 

На сегодня у нас такая статистика.

На готовую молочную продукцию у нас последние месяцы оформляется около 1,5 млн. эВСД, общий объем, которой составляет примерно 0,3 млн. тонн. 

Напомним: общий годовой объем составляет примерно 21 млн. тонн, а месячный – примерно 1,75 млн. тонн. Т.е. сейчас, в добровольном порядке, сертифицируется примерно 17% готовой молочной продукции, причем в этом объеме очень мало кисломолочных продуктов (для них характерна очень большая номенклатура выпускаемых товаров).

По количеству молокопереработчиков ситуация следующая. Всего оформляли сертификаты в декабре 2018 года более 5 тысяч молокопереработчиков, из них около 420 – через API-интерфейс Меркурия, остальные через web-интерфейс. 

Большинство оформляли очень малое количество эВСД – менее 5 за сутки. В их числе микропроизводители, где такое количество является нормальным, и другие, которые фактически весь объем не сертифицируют, а сертифицируют только небольшой процент производимого товара (наверное, чтобы рабочую форму не потерять и быть готовыми запуститься полноценно). Некоторые оформляют довольно много эВСД - до нескольких десятков тысяч эВСД за сутки.

Как я уже отметил, сколько всего в стране молокопереработчиков точно не знает никто. 

Наша оценка – примерно около 8-10 тысяч, из них примерно 500 крупных. Т.е. из мелких оформляет эВСД около половины, из крупных – менее половины, но для мелких начать работать не проблема – это вопрос нескольких дней, так что все, кто захочет успеют даже если начнут готовиться после принятия упомянутого Приказа Минсельхоза России. В зоне риска находятся средние и крупные предприятия, которые не готовы к использованию API-интерфейса. Им на подготовку понадобиться от 3 до 6 месяцев. Так что готовиться надо прямо сейчас.


Шестая, последняя и наиболее вероятная причина сбоев в сети поставок – саботаж категорических противников ЭВС из числа молокопереработчиков.

Для тех предприятий, которые еще не готовы: учтите, что этот саботаж может быть гораздо тоньше процесса, давшего название этому явлению (французские рабочие срывали работу ткацких фабрик, засовывая свои деревянные туфли - сабо в ткацкий станок). 

Сейчас может случиться так, что те молокопереработчики, кто больше всего воюют против ЭВС, потихонечку готовятся, а других дезориентируют, и последние не готовятся, т.е. исполняют роль даже не рабочего, препятствующего техническому прогрессу, а роль его деревянного башмака.

Так что готовьтесь, причем готовьтесь прямо сейчас.

С наилучшими пожеланиями,

Н. Власов

 
 

Категории: Электронная сертификация

Ключевые слова: МЕРКУРИЙ, Молочная продукция, ВетИС, Электронная ветеринарная сертификация

Новости по теме

Об очередном обновлении компонента Меркурий до версии 6.22  / 16.09.2019

Управлением Россельхознадзора по Оренбургской области с помощью ФГИС «Меркурий» выявлены незаконные передвижения подконтрольных государственному ветеринарному надзору товаров  / 16.09.2019

Управлением Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области с помощью ФГИС «Меркурий» установлен факт фальсификации происхождения дорогостоящей икры  / 16.09.2019

Управлением Россельхознадзора по Оренбургской области с помощью ФГИС «Меркурий» выявлены незаконные передвижения подконтрольных государственному ветеринарному надзору товаров  / 16.09.2019

Работа в системе «Меркурий» позволила установить в Нижегородской области факт реализации молочной продукции без подтверждения качества и безопасности  / 16.09.2019

Россельхознадзор сообщает об установленных фактах возможной легализации опасной и некачественной продукции ветеринарной службой Санкт-Петербурга  / 13.09.2019

О блокировании доступа к Меркурию  / 11.09.2019

О результатах третьего тура нагрузочного тестирования Меркурия  / 10.09.2019

О третьем туре нагрузочных испытаний ФГИС Меркурий 8 сентября  / 06.09.2019

Об оформлении эВСД на фасованный товар  / 05.09.2019